Miami Herald – Март 2015

«Любой, кто берется за исполнение этих композиций, должен обладать виртуозной техникой, и очевидно, что она ею владеет. Однако сейчас так много отличных пианистов, что восхищаться подобным умением очень сложно, несмотря на то, что оно говорит о таланте мирового уровня и является результатом долгих лет упорной работы. Но что действительно отличало ее игру, это невероятное богатство тонов, чуткость к музыкальной фразе и то, как именно она использует свои превосходные навыки владения техникой игры в музыке.
Мастерство Чочиевой проявилось в полной мере, когда она играла редко исполняемые Вариации на тему Шопена Рахманинова. Ее техника была настолько уверенной, что она могла выводить сложные и извилистые ритмические узоры обеими руками в быстром темпе, при этом основная музыкальная фраза была постоянно чистой, ярко выраженной и плавно звучащей. В композиции присутствует множество тех самых продолжительных мелодических кульминаций Рахманинова, известных каждому, кто знаком с его концертами для фортепьяно, и она играла эти пассажи, словно энергичные гимны, придавая инструменту оркестровое звучание.
Из композиций Скрябина она сначала сыграла его раннюю Сонату для фортепиано №2. Всю композицию, и в особенности лиричную и меланхоличную вторую тему, которая могла бы выйти из-под пера Шопена, она играла глубоко и прочувствованно, в своем собственном стиле, при этом не увлекаясь собственными желаниями,а привлекая внимание слушателей именно к композиции, а не к манере исполнения. Она сыграла заключительное Presto в потрясающе быстром темпе, однако с такой силой и энергией, благодаря которым впечатление от музыки оставалось ярким и не размытым.
Соната №9 Скрябина, известная под названием «Черная Месса», была совершенно иной композицией с точки зрения тонов и гармонии. Чочиева погрузилась в печальное, немного зловещее состояние и привнесла грохочущую, пронзительную мощь в бурные, становящиеся все более диссонирующими пассажи, которыми и завершилась композиция.
Этюды-картины Оп.33 Рахманинова – это серия коротких пьес, каждая со своим настроением и краской. От виртуозного великолепия до задушевности мелодических пассажей – Чочиева играла так, как того требовала музыка. Даже при исполнении самых стремительных пассажей ее техника игры не становилась резкой, из-под ее рук все время лились полные и глубокие звуки.
На бис она исполнила композицию Рахманинова «Маргаритки» в мягкой и нежной манере».

Дэвид Флешлер,

 

Gramophone – Февраль 2015 (“Gramophone Editor’s Choice”)

Рецензия на альбом: 27 этюдов Шопена / Piano Classics / 2014

«Недавно я говорил с одним знаменитым пианистом (с кем – промолчу), и он заметил, что мне определённо стоит послушать, как молодая российская пианистка Злата Чочиева исполняет этюды Шопена. По его словам, лучшей игры он просто не слышал. Да, похвала действительно высокая.
Я прослушал её диск несколько раз и, по-моему, в каждом из 27 этюдов исполнение Чочиевой приближается к тому, что я считаю идеальным, к тому, как я сам хотел бы исполнить их, имей я для этого дар. Начиная с первого же этюда До мажор, а затем и во многих других, она идёт гораздо глубже простого пересказа музыкального текста, который и сам по себе я нахожу удивительно волнующим. Нельзя не отметить превосходную технику и идеальную запись звука (работа инженера Питера Артса). Ни одна, самая маленькая деталь не ускользает от внимания: не осталось незамеченным стаккато в этюде ля минор (Чочиева исполняет его со всем богатством звука, в левой руке звучит почти полновесный струнный бас), а побочная тема этюда №3 – прекрасный образец восхитительного, тающего звука Чочиевой. В этюде № 4, часто исполняемом в стремительном темпе, настоящем спринте для пальцев (Рихтер, Цифра), она находит время для фразировки, не теряя при этом ни presto, ни con fuoco.
Я мог бы выбирать отрывки из каждого этюда – перекличка вопросов и ответов в № 9, нежное рубато в опусе 25 № 1, каверзные терцовый и секстовый этюды, где Чочиева напоминает нам о Шопене-полифонисте, — все это заставило меня услышать заново уже давно знакомые произведения, а в некоторых случаях я заметил нечто совершенно новое для себя. Что на диске лучше всего? Не знаю. Но могу с уверенностью сказать – на моей памяти это одна из самых вдохновенных, мастерски исполненных и великолепно прозвучавших записей».

Джереми Николас

 

Fanfare magazine – Ноябрь / Декабрь 2014

Рецензия на альбом: 27 этюдов Шопена / Piano Classics / 2014

«Злата Чочиева – молодая пианистка из Москвы, постоянная участница международных конкурсов. Среди её педагогов был и Михаил Плетнёв. Как у большинства молодых российских пианистов, которые сейчас делают записи, превосходная техника — её неотъемлемое качество. Но гораздо важнее то, что Шопен в исполнении Чочиевой отмечен особым стилем и очарованием. Судя по прослушанным мной дискам, великолепное исполнение Хуаны Зайас ближе всего подходит к трактовке этюдов Чочиевой. Как Зайас, так и Чочиева умело используют широчайший динамический диапазон своих инструментов, чтобы как можно полнее, зримее передать тон произведений Шопена. Далее, ни одна из пианисток (и это вполне естественно) при исполнении не стремится по-мужски сильно колотить по клавишам. Так, канонические 24 этюда Зайас играет на минуту дольше, а Злата Чочиева – на две минуты дольше, чем Андрей Гаврилов; при этом звук у Гаврилова более торопливый, а местами и небрежный по сравнению с женским исполнением. Однако между Зайас и Чочиевой имеются существенные различия. Темп у последней гораздо более свободен и гибок, чем у Зайас, и почти соответствует манере старой школы. Кроме того, Зайас имеет склонность к укрупнению тона, и от этого её игра кажется несколько более обезличенной, чем игра Чочиевой. Используя педали, Чочиева привносит в своё исполнение целый мир звуков, и этот продуманный и оправданный приём всегда оживляет качество её тона. Чочиева, молодая пианистка, демонстрирует нам совершенное и поразительное исполнение цикла этюдов.
Среди лучших из этюдов в исполнении Чочиевой особой тонкостью и красотой отмечена партия правой руки этюде оп.10 № 2. №3 отличается чистотой исполнения. № 5, виваче, Чочиева исполняет с огоньком в глазах. Очень точно она передаёт контрапункт в № 7.В № 9, ажитато, слышится едва заметная задумчивость. Звуки № 11 рисуют в воображении модный аристократический салон. В первом этюде оп.№ 25 тон Чочиевой роскошен и напоминает состенуто. Она необычно внимательна к остроте ритма в № 3. Часть В № 5 очень трогательно передаёт состояние горя. № 6 следует за ней без перерыва; не могу сказать, был ли то выбор самой исполнительницы или промах редактора. Беглость пальцев у Чочиевой здесь просто исключительна. В № 7 она передаёт трагический взгляд на жизнь, удивительно умело пользуясь наиболее тёмными тонами фортепиано. В № 11 её правая рука передаёт бури и потрясения. Последний из этюдов оп.25 исполнен живо и с точным соблюдением пропорций. В третьем из «Трёх новых этюдов» Чочиева создаёт тонкую пастельную картину из меняющихся цветов.
Звук компакт-диска очень хорош, отличается полнотой тона и богатством красок, лишь иногда переходя в мрачность. На мой вкус, лучшие записи этюдов выполнены Луи Лурти и Эбби Саймоном; их работа отмечена исключительной виртуозностью и точностью интерпретации. Но и сама Злата Чочиева произвела на меня огромное впечатление, и её диск займёт достойное место на моей полке. Её прочтение отличается необыкновенной точностью, необыкновенной зрелостью и вдумчивостью, исключительной для такой молодой исполнительницы. Можно присоединить этот мой отзыв к другим отзывам, уже имеющимся у Вас, не опасаясь потери интереса к исполнительнице или утраты ощущения свежести и яркости её исполнения».

Дейв Саймен

 

Crescendo — 5/2014

Рецензия на альбом: 27 этюдов Шопена / Piano Classics / 2014

«Существует бесчисленное множество блестящих записей этюдов Шопена, но лишь немногим из них удалось на фоне виртуозной оболочки придать такую форму мощной силе лирики и пылающему пафосу «песен без слов», что все технические моменты исчезают. Вот это поэтическое превращение «упражнений» удалось осуществить молодой российской пианистке, которая уже с восьми лет выступает на публике. 29-летняя Злата Чочиева даже сложнейшие препятствия в технике исполнения преодолевает с лёгкостью и лирической точностью, которые вплетают сложные процессы в вихреобразно текущие мелодические линии. Всё материальное, всё подчёркнуто объективное она превращает в глубоко романтический шелест изменчивых тембров звука, мягких переходов, значимых вокальных линий. Это звучит завораживающе «старомодно», но вместе с тем обдуманно сосредоточено на сущности этих уникальных инструментальных произведений. Возможно, кому-то хотелось бы более чётких контуров и резкости профиля персонажей Шопена, но это компенсируется в бурных заключительных этюдах обоих циклов грандиозным искусством Чочиевой подчёркивать нюансы».

Аттила Ксампаи

 

Piano News — 5/2014

Рецензия на альбом: 27 этюдов Шопена / Piano Classics / 2014

«Этюды Фредерика Шопена, созданные в период с 1828 по 1836 гг., опус 10 и 25, хотя и представляют собой испытание различного характера в плане технического исполнения, но они проникнуты утончённостью, выразительностью и чувством. Попытка изобразить эти душевные настроения прельщает каждого пианиста. Эти этюды должны рисовать в воображении картины красоты и музыки, высокая степень сложности технического исполнения должна была отойти на второй план – именно это впечатление создаёт юная российская пианистка Злата Чочиева, которая впечатляюще дебютировала с менее известными произведениями для фортепиано Рахманинова. Как упражнения для пальцев звучат этюды на некоторых записях, но они оживают, только когда всё собрание воспроизводится как один объединяющий этюды контекст повествования: как книга, в которой каждое произведение представляет собой главу. Именно это слышишь, когда играет Злата Чочиева – кажется, будто каждым произведением она хочет рассказать историю, поскольку её невозможно выразить словами (оп. 25 № 7). Хотя для быстрых этюдов – как и вообще в целом – она выбирает достаточно бойкий темп, ясность содержания от этого не страдает. В техническом плане исполнение совершенно добротное, почти играючи преподнесено, без излишней склонности к эффектам. Музыка течёт естественно, чувственно, полная сил и проникает прямо в душу. Удовольствие, которое Чочиева получает от исполнения, передается слушателям. Ее игра определенно может соперничать с записями других известных пианистов».

Изабель Федрицци

 

Klassieke Zaken – 4/2014

Рецензия на альбом: 27 этюдов Шопена / Piano Classics / 2014

«В 1995 году в газетах об этом много писали: восьмилетняя девочка стала победителем, феноменальным образом исполнив Концерт Моцарта с оркестром на конкурсе в Москве. Часто судьба у вундеркиндов складывается неудачно, но Злата Чочиева построила свою карьеру как артист мирового уровня. Непрерывная учёба, обращение за консультациями к величайшим пианистам в мире, постоянное совершенствование. Сейчас она комбинирует свою непревзойдённую технику исполнения с музыкальной изобретательностью и понятием стиля. Потому что именно это нельзя не отметить, вслушиваясь в данные этюды Шопена, — личный взгляд исполнителя. Исполняя игристые и акробатические произведения, Чочиева полагается в первую очередь на своё бесподобное мастерство, а играя сдержанные, поэтические излияния Шопена, она даёт волю своему собственному взгляду на заданную тему. Полифония, риторические паузы, быстрые перемены регистров, массивные аккорды, в которых одна нота всё же продолжает нести мелодию, завораживают слушателя. К примеру, исполнение Этюда соч. 25 № 7, где делается выбор из возможностей интерпретации. Увлекающая за собой и грациозная в своей игре, она ни одной секунды не позволяет себе потратить на баловство с романтизацией. То она избирает свободное в метрическом отношении рубато, но вот и снова её рояль «Стейнвей» играет удивительно напряжённый и ритмичный этюд…».

Йос ван дер Занден

 

Classical Net — 2014

Рецензия на альбом: 27 этюдов Шопена / Piano Classics / 2014

«Пианистка из России Злата Чочиева (1985, Москва), ученица Михаила Плетнёва, окончила Мо-сковскую консерваторию в 2012 г. и неоднократно побеждала в международных конкурсах. Она ещё молода, однако стиль её игры обнаруживает несомненную зрелость в исполнении этюдов Шопена, при безусловном природном таланте, хорошем чутье и превосходном интеллекте.

Чочиева демонстрирует превосходное владение характерным для Шопена тонким переплетением мелодий с гармониями и ритмами. Почти в каждом из его этюдов она точно передаёт глубинную сущность музыки, зачастую приглушая тембровые эффекты в пользу точности передачи общего эмоционального и интеллектуального настроя исполняемого произведения. Она очень умело пользуется педалью — когда нужно, умеренно, когда нужно, свободно, — а её динамика имеет весьма широкий диапазон. Достаточно услышать её великолепное исполнение этюда № 3 ми-мажор, опус 10, где она точно передала певучую главную тему; обратить внимание на бархатные тона, которые она достигает множеством градаций динамики и умелым пользованием педалью. Заслуживает внимания также этюд № 3 фа-мажор, опус 25, отмеченный неторопливым, но чарую¬щим исполнением. Следующий этюд в ля-миноре исполняется с более сильным стаккато, что де¬лает его живой характер удивительно ярким. «Этюд на чёрных клавишах» (№ 5, соль-бемоль-мажор, опус 10) исполняется виртуозно, но не слишком поспешно и не чересчур бравурно.

Чочиева не искажает и более печальных сочинений Шопена: например, в этюде № 6 ми-бемоль минор, опус 10, пронизывающая его мрачность передаётся с подлинным гипнотизмом — так ма-стерски Чочиева ведёт ритм, такой бархатный у неё здесь звук. Чочиева мягко, нежно исполняет этюд № 1 ля-диез мажор, опус 25. В тех местах, которые другие пианисты проходят слишком бы-стро или исполняют слишком громко, она выказывает благородную сдержанность и идеальное чувство правильного темпа: так, этюд № 5 ми-минор, опус 25, отмечен образным и буквально за-хватывающим исполнением всего произведения, от первой до последней ноты. То же самое я ска¬жу и в отношении следующего этюда соль-бемоль минор. Чочиева берёт октавы вступительных ча¬стей этюда 10 си-минор, опус 25, идеально передавая тоску и отчаяние, тогда как в основной части исполнение отмечено тающим умиротворением. Превосходное исполнение! Этюд «Зимний ветер» (№ 11, опус 25) в исполнении Чочиевой звучит торжественно и в то же время грозно. «Три новых этюда» также исполнены с блеском, и я со всей ответственностью заявляю, что из всех мо¬лодых пианистов, которых я слушал в последние годы, она одна из наиболее талантливых и впол¬не может сделать блестящую карьеру. Превосходны её записи фортепианной классики. Но у Чо¬чиевой есть по крайней мере ещё три записи, показывающие широту её репертуара — от сонат Доменико Скарлатти до редко исполняемой Первой сонаты Рахманинова и очень популярной Седьмой сонаты Прокофьева».

Роберт Каммингс

 

Gramophone – Февраль 2013

Рецензия на альбом: Рахманинов Вариации на тему Шопена соч. 22 и Фортепианная соната №1 / Piano Classics / 2012

«… Злата Чочиева, обладательница многогранной техники исполнения, дарит внутренний свет каждой музыкальной фразе. Ее отличает безошибочно русская в своей щедроте и сердечности манера игры, подкрепленная смелым и легким стилем исполнения. Какая сказочная игра света и тени представлена в вариации 2, какие легкость и блеск отражаются в скользящих движениях вальса вариации 21! Для конца цикла пианистка избрала версию с цепочками бурных виртуозных аккордов, после чего она переходит к изумительно деликатному и мощному исполнению сонаты №1. Едва ли остались резервы для совершенствования в области поэзии и пианизма, и Злата Чочиева делает многое, чтобы компенсировать памятное, но давно забытое исполнение комбинации данных произведений Борисом Березовским. Звук «Piano Classics» настолько же естественен, насколько естественна игра».

Брюс Моррисон

 

Piano News – Май 2013

Рецензия на альбом: Рахманинов Вариации на тему Шопена соч. 22 и Фортепианная соната №1 / Piano Classics / 2012

«Для своего дебюта на студии “Piano Classics” молодая пианистка Злата Чочиева могла выбрать и более известные произведения. Тем не менее, с силой и мужеством она берется за «Вариации на тему Шопена», ор. 22. Соната для фортепиано №1 ре минор ор. 28 также обычно находится в тени более поздней сонаты си-бемоль минор, которую чаще выбирают исполнители для записи дебютных альбомов. В мрачных тонах чувствует Злата драматургическое развитие произведения, ведь Рахманинов в своей сонате №1 следует «Фауст-симфонии» Листа, три части которой представляют Фауста, Гретхен и Мефистофеля.
Технически блестяще, ясно и строго исполняет пианистка вариации на тему Шопена. Возможно, она могла бы больше блеснуть другими произведениями, но Злата Чочиева отважно демонстрирует глубокое прочтение творчества тогда еще юного Рахманинова».

Аня Ренчиковски

Crescendo magazine — Май 2007
«Выступление Златы Чочиевой стало настоящим откровением»

«Выступление Златы Чочиевой стало настоящим откровением. Ничто не отвлекало в этом стройном силуэте, склонившемся к фортепиано. В ее игре поражает удивительная легкость и незаурядная внутренняя сила.
В «Симфонических этюдах» Роберта Шумана она излагает тему ясно и благородно. Эта замечательная личность обладает совершенно естественным звуком на форте. Она опускает свои руки на клавиши, и они извлекают звук мощной внутренней силы.
Когда Шуман прибегает к мистерии, она следует за ним. Мы идем по запутанным тропам, чтобы в апофеозе достичь кульминации.
Злата Чочиева знает, что такое ад, и это чувствуется в Седьмой сонате Прокофьева, в исполнении которой ее незаурядная сила заставляет мощно, неожиданно и выразительно прозвучать произведению.
Финальная часть раскрывается в долгом крещендо, в постоянной пульсации на пути к достижению вселенского взрыва. С той же сосредоточенностью, как и при появлении на сцене, Злата Чочиева покинула сцену, несмотря на бурные аплодисменты публики. Об этом еще будут говорить…».

Брюссель

 

«Crescendo magazine» — Май 2007
«Моцарт «а ля Злата»

«Вопреки сильным романтическим страстям Злата Чочиева обращается к лучезарному внутреннему миру концерта Моцарта №27, при поддержке Валлонского камерного оркестра, явно покоренного ее интроспективным исполнением и следующего за ней в плане напряженной, страстной и искрометной музыкальности.
Диалог между Златой Чочиевой и оркестром проходит в постоянном поиске Моцартовских гармоний. Аллегро, сыгранное «а ля Злата», так сказать, заострено, блестяще, иногда стремительно, подчеркивает юношеский характер концерта Моцарта.
Итак, перед нами превосходная исполнительница, которая без всякой назойливости передает благородный, напряженный порыв».

Брюссель